believe with you...
Шедевр искусства яойных ролевых игр в ICQ. От нечего делать, пока пишу хроники олимпиады сюды.

Автор: Castigarten и 2yariK.
Название: Голубой день
Рейтинг: PG-13.
Пейринг: Лайт/Эл.
Статус: закончен.
Размер: миди
Саммари: посты отделены звездочками, от первого лица, чередование Эл/Лайт...
Что выходит, если оставить детей одних дома. Правда, не такие уж они и дети... да и последний этаж токийского небоскреба как-то тоже на стандартную хатку не потянет... судите сами. Цветы/тапки/помидоры/деньги/металлолом - примем все.



Не совсем иллюстрация к фанфику, но ...
Работа той самой гениальной 2yariK. Ня, обожаю тебя, моя кавайная художница ~<3


***
День тянется вяло и лениво,как обычный солнечный, я бы даже сказал, медовый. Впервые наливаю чай кому-то еще, кроме себя. Немного волнуюсь, поэтому просыпаю сахар на кофейный столик и проливаю кипяток за край чашки. Ты смеешься, так светло и звонко, как золотые колокольчики. Люблю их звон, от него становится так спокойно на душе.
-Рюдзаки, нет, давай я помогу.
Забираешь чайник из моих рук, твои ладони такие теплые и мягкие...осознаю, что просто желаю, чтобы ты запустил свои пальцы в мои черные лохмы и пригладил бы их.
Неосознанно погладил себя по затылку. Беру чашку со столика и наслаждаюсь теплой сладкой жидкостью, наполняющей желудок.
***
Ты такой забавный, когда вот так вот сидишь и сосредоточенно смакуешь чай… Вообще, в последнее время стараюсь подмечать в тебе мельчайшие детали, как и во всем вокруг. Детали – спасают. Как на экзамене, когда беспомощно барахтаешься в вопросе –и вдруг как спасительная ниточка Ариадны вспоминается какая-то животрепещущая деталь, и, считай, дело в шляпе, пятерка в кармане. А когда едешь в подземке, и стук колес укачивает, нагнетая печаль, то мозг выхватывает из памяти самые яркие твои мелочи. Твои лохмы, по утрам пахнущие сном и детским шампунем. Твой большой палец у меня во рту – пытаюсь узнать, что же тебе так нравится его сосать. Искринки твоего смеха в твоих глазах, в воздухе, как блестки новогоднего сусального золота на свечах. То, как ты чуть прикусываешь язык от старания, когда рисуешь. Лохмы твоих вороновых волос, когда я обнимаю тебя и зарываюсь в них, на переднем плане, обрамляющие обзор… Детали спасают от бытища, лезущего в щели во все. Какой ты милый… Слов не хватает, просто подхожу к тебе и обнимаю, и нежно целую в затылок. Твой аромат сбивает меня с толку и с мыслей, но не до той степени, чтобы полезть к тебе в ширинку. Да здравствует романтика… Кира-извращенец пока дремлет. Но он, как вампир, проснется ближе к ночи, чтобы напиться из бурного энергетического гейзера кроваво-алой страсти. Черт, ну почему все пути ведут в кровать?!
***
Как это трогательно с твоей стороны...твой нежный поцелуй в макушку сравним лишь с материнским,который мне в свою очередь не посчастливилось ощутить. Но ты для меня всё, такой близкий, такой родной. Ты заменил для меня весь мир...нет,ты стал всем миром для меня. Хм...я смущен до предела. Люблю тебя, когда ты такой ласковый со мной и спокойный, ясный и чистый, как утренний свет... Ставлю чашку на столик. От этого на краю блюдца позвякивает серебряная ложка.
В отражении стекла видно, как я напрашиваюсь на объятия. Мне так хорошо с тобой...закрываю глаза от удовольствия, чувствуя твое тепло.
***
Я, вообще-то, не чтец мыслей – кабы я это умел, то давным-давно вертел бы миром как детским глобусом. Но твои мысли для меня – открытая книга, да и ты для меня весь мир – и еще немного. Сложно сказать, что именно в тебе просит моих объятий… умоляющие черные полные надежды глаза? Руки, которые комкают низ рубашки, не зная,куда деть себя? Да ты весь жаждешь меня, в лучшем смысле этого слова, и Бог судья тому, кто видит здесь одну лишь пошлость. Мои руки медленно ложатся на твои плечи, а вскоре я всем телом сзади вплотную прижимаюсь к тебе, словно укрывая собой как теплым одеялом. Ты берешь мои ладони в свои, я медленно разворачиваю тебя к себе лицом и просто любуюсь какое-то время, как цветком сакуры. Знаешь… в бесконечном диалоге с самим собой аргумент, именуемый «У меня есть ТЕТРАДЬ!!!!!!!» стирается в ничтожную пыль перед нежным и простым «У меня есть Он»… Жаль, что я не могу тебе об этом сказать. Просто упиваюсь твоими губами. Почему все наши поцелуи такие…сладкие? Меньше всего мне кажется, что это – от количества поглощенных тобой конфет.
***
Совсем невинный, словно первый поцелуй...а я так и не научился совершенно целоваться, зато ты умеешь и увлекаешь меня за собой. Трудно оторваться, лишь потребность в дыхании заставляет наши губы разомкнуться. Ммм...теперь они влажные и покрасневшие от прилива крови. Щеки тоже загораются, как румяные бока свежих яблок. Боже...я бы всё отдал, если бы эти мгновения были длиной в целую жизнь. В твоих глазах читаю ответ- 'так оно и будет'. Мой рыжий ангел,спустившийся с небес...
- Я тебя люблю, - мурлычу тебе в ушко.
***
А по-моему, ты отменно целуешься… отменно для меня, потому что я люблю чувствовать неопытность партнера, а себя – лидером. Боже, как все горит и сверкает… солнце, наверное, решило сжечь стекла своим всепобеждающим светом, а тяжелые черные льды моей души тают от твоей сражающей наповал улыбки. Взявшись за руки, мы устремляем взгляды в истово голубое небо.. там пронзает высь белая стрела самолета, оставляя за собой как будто меловой след…Он соединит всего две точки, но сколько сердец… Бог добр, когда рисует мелом, делаю вывод я. Ладно, оставлю в покое чужие сердца, ведь в моих руках бьется и пульсирует твое…спускаюсь с синих седьмых небес на землю грешную, к тебе. А ты мечтатель по натуре и все еще провожаешь глазами чайку, именуемую самолет; она отражается в них. О, как ты красив, проклятый!...
- Красиво, - завороженно протягиваешь ты, подрабатывая Капитаном-Очевидность, тычешь пальцем в самолет.
- Ага, очень, - скрепя сердце скрипя зубами отвечаю я. Вести отвлеченные беседы с человеком, которого хочется тихо изнасиловать, - невыносимо. Хотя нет, выносимо…Ногами вперед. Налетаю на тебя как вихрь, в твоих глазах мешаются все оттенки золотого и рыжего – от стен, солнечных бликов, и моих волос; мы летим в мягкие объятия дивана. Ты совершенно не умеешь бороться за место сверху. Это не может меня не радовать.
***
Плюх, глухой удар, упал спиной я на диван...
Несколько секунд осознаю что происходит, любишь же ты неожиданности, сбивающие меня с толку! Ты сверху возвышаешься надо мной, прижав меня руками за запястья. 90% вероятности, что сейчас будет что-то не очень хорошее. Интуиция, как правило, меня не обманывает...мое тело охватывает мелкая дрожь, всё сжимается внутри, пытается спрятаться, низ тела боязливо ноет, словно снизу разверзлась черная дыра и засасывает. Непроизвольно закрываю глаза, щеки и без этого были красные после предыдущего смущения, а теперь и вовсе цвета флага СССР. Поджимаю под себя ноги и еле дышу. Черт...почему я проявляю свою слабость перед тобой, чего вообще нельзя делать?...
***
- Итижи –пассатижи, да что ж ты такой шуганный-то, бакаярчик, - шутливо произношу я, лохмача тебе волосы. – Затравленного напоминаешь мне зверька, почуявшего запах живодерни, не спорю – я есмь живодер слегка, но ты этот порок во мне одерни! – А теперь твое лицо светится немым восторгом от этого экспромта. Эффект удался. Нет, ну вы посмотрите на него, а! Это ж прямо «посмотрите в мои честные глаза! Я цветочек! Ты же не сможешь этого цветочка зверски трахнуть в зад!» Мое достоинство сникло и скукожилось перед твоей всепобеждающей беспомощностью. Я унимаю в себе последние красные искры страсти, топлю их в созерцании небесной голубизны. Держу тебя за руку, нежно поглаживая пальцами ладонь. Мы оба купаемся в этом небе. Это пик силы дня, скоро он начнет неумолимо падать в вечернюю рыжеватую акварель. Хочется средневековой романтики, красивых прелюдий, а то я чувствую, что совсем опускаюсь, начиная с погружения в кровать. Это удел пошленьких парочек-гетеро, вон, снуют как в муравейнике по токийским проспектам, внешне пестрые, внутри серые, тьфу! С кем поведешься, того и наберешься, надеюсь, пребывание среди них меня не испортит, надеюсь, бытие с тобой меня излечит… Я снова слегка сверху. Но пошлые мысли отброшены в сторону как дешевая игрушка. Ласково улыбаюсь тебе в лицо. Ты чуть бледен, в твоих глазах снова искорка страха.
- Успокойся, я не сделаю этого… - Очень хочется добавить «пока что». Но я прекрасно обучен искусству недоговаривать. Нежно целую тебя, и каждое прикосновение – шедевр, мы оба это знаем. Я добьюсь в отношениях идеала во что бы то ни стало. Выточу из грубого куска глины, который дается каждому, маленькое идеальное сердце и обожгу его огнем вечной любви… Ах…Что-то от этого неба меня совсем в романтизм потянуло…
- Пойдем, выйдем … - ты опять вздрогнул. Господи, да что ж я, карабас? Бармалей, что ли?! – Выйдем на балкон, тут слишком жарко… - беру тебя на руки, ты легок как пушинка, хоть и жрешь тоннами торты, и выношу на балкон…
***
Ах! Снова без предупреждения! Ты ставишь меня в неловкое положение. На руках...на балкон?! Ты что,скинуть меня собираешься с 29го этажа?! - вертится истеричная мысль. Я крепко вцепился в твою рубашку и вплотную прижался к твоей груди: единственное, чего я боюсь на свете - высота. Хоть ты и держишь меня уверенно и убедительно улыбаешься, но лучше мне всё-таки ощутить пятками твердь.
-Райто-кууун, онэгай, опусти меня, - чуть ли не слезливо прошу я, дрожащими руками дергая тебя за рукав.
***
- Прости… - тихо шепчу я. Но сильнейший, внезапно налетевший ветер уносит мои слова, треплет наши волосы и одежду, будто хочет одеться сам, и … как будто бы хочет украсть тебя у меня. Я внимаю твоей просьбе и даю твоим похолодевшим от страха босым ступням ощутить нагретые доски балкона, все равно не отпуская от себя ни на шаг. Прижимаю тебя к себе настолько крепко, насколько могу, и грожу ветру кулаком. В древности говорили, это божество, и у него есть имя. А Ветер – просто эвфемизм, кличка. Знал бы настоящее, записал бы в тетрадь. Наверняка.
Внизу город. Большой город. Но он так мелочен с нашей высоты. Заботы этих людей ничтожество, как дождинка перед тучей, как песчинка перед кручей, как звезда перед луной, как любой передо мной! Кроме тебя, конечно. Мы едины! Склоняю тебя слегка вниз, держа крепко-крепко, почти вцепившись, и целую в побледневшие губы, дразня сексуально неудовлетворенный ветер. Двадцать девятый этаж. Наверху – тридцатый - подсобки. Жаль, они закрыты, а то мы бы вышли на крышу. Но.. нет, там нет защитного парапета, я за тебя боюсь.
Мелочный город, величавое синее небо без единого облачка… хотя вон какие-то рваные отрепья плывут десятью этажами ниже… и Солнце, это божественное Солнце, вспыхивающее закатом. Всего лишь один неуловимый миг – и голубизна разбавляется лиловым, а светило рыжеет. Доля секунды, обычно незаметная людскому глазу. А тот, кто влюблен, остро подмечает малейшие изменения вокруг. Знал бы ты, как этот переход в закат напомнил мне нас. Такой миг был и в нашей истории, краткий, но значащий больше, чем вся жизнь до него.
- Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ СИЛЬНЕЕ ВСЕГО НА СВЕТЕ!!!!! – Крик души. И я не стесняюсь этого, ничуть. Ведь кроме нас тут нет никого, а ветер и так половину громкости заберет себе. Пусть, он и так убог и нищ.
Мы опять целуемся. На этот раз на фоне заката. Я бы всё земное отдал, чтобы так – божественно- продолжалось вечность.
***
Твой крик в моей крови, он запал в каждую клеточку моего существа...любишь,и я люблю, поэтому вверяю тебе свою жизнь...я уверен на 88 процентов,что Кира сбросил бы меня с этой высоты, а ты держишь меня крепко, боясь упустить. Смотрю на тебя, алое солнце придает твоим глазам магический блеск, я таю под их прямым взглядом...и на твоих шелковых губах. Обхватываю ладонями твои нежные щеки, которые кроме меня ласкает солнце. Я ревную, не отдам тебя ему. Мои пальцы играют в прятки в твоих карамельных прядках. Ну почему ты весь такой прекрасный, просто идеальный? Потому что ты божество - мысленно отвечаю сам себе. Сердце переполнено тончайшим и чистейшим чувством...то, что льется за край, я отдам тебе в виде любви,но и всё до дна тебе посвящу, если будет нужно, всего себя отдам...
Я ощущаю, как твои чувственные пальцы плавают по моей спине, и всё ниже и ниже...но и я не бездействую: правая рука любознательно залезла под твой воротник и изучает все шейные позвонки. Не могу терпеть более конкуренцию солнца, мягко толкаю тебя обратно в комнату, не прекращая наш длительный поцелуй и левой рукой задвигаю дверь сзади, обрывая городской шум и устанавливая тишину в квартире.
***
Да у тебя повадки семе, дорогой мой. Но – как ни странно – я не смею противиться. Ты единственный, кому позволено все. Кроме пути назад. Такая поразительная тишина, мне кажется, я слышу звук падения пылинок на белоснежный ковер. Все переполнено такой возвышенностью, что нарушать кажется грехом, но я и так попрал ногами все скрижали. Мы перебираемся в соседнюю комнату, на кровать. Правда, она родительская, а их нету дома, уехали на Канары. Я не хочу в свою комнату – даже не потому, что там кровать односпальная, а потому что родительские белоснежные простыни удержат меня от лишения тебя… Нежно повалив тебя на кровать, осыпая поцелуями твое слегка удивленное и смущенное личико, тихонько расстегиваю первую пуговицу на твоей рубашке…
***
Кровать...мммф...такие мягкие матрасы,кажется,будто лежишь посреди неба на пышном облаке, а над тобой ангел...или дьявол? Узнаю скоро. Хотя тот факт, что меня раздевают, склоняет ко второму варианту. Я хочу твое тепло, поэтому отражаю все твои действия, и вот, ты обнаженный по пояс лежишь на моей груди,ощущая полноту моего дыхания и учащенное биение сердца.
***
Матрасы…помнится, сжег я как-то четыре штуки… ладно, чего былье-старое-белье ворошить, когда я вижу край твоего нижнего… ммм, ты, пацан, и носишь черно-фиолетовые трусы? Ммм… значит, мне нечего стыдиться своих обтягивающих почти-стрингов. Впрочем, момент истины..то есть секс..надо оттянуть. Это всегда успеется. А ты такой красивый…просто идеальный…совсем не такой, как волосатые парни в раздевалке. Твое тело по гладкости напоминает женское, насколько я видел в порножурналах. Правда, там на 99% фотошоп. А ты… Я величаво распластал тебя на белоснежном убранстве кровати и нежно-нежно ласкаю тебя, языком и губами, пробуя на вкус, смакуя, восторгаясь тобой. Твоя кожа отдает слабым привкусом карамели…или это я сам себе такую иллюзию придумал…а еще она опьяняет, да. И я боюсь потерять над собой контроль.
***
-Хааах, - совсем неслышно выдыхаю, расслабляя тело под твоими ласками. Разве я достоин терпеть эту сладкую муку. Опускаю веки и предаюсь телесным ощущениям. Твой наглый розовый язычок так и скользит по мне, вот он приник к соску, н-нет...слегка постанываю от твоих укусов, хищнической игры.
***
Невольно во мне пробуждается Кира и приоткрывает один глаз. «Такой момент – лучше не подберешь!» - нашептывает он. Эх, Кира, чтоб ты сдох. Забывшись, я чуть сильнее покусываю твой сосок, ты стонешь чуть сильней. Тут же стараюсь смягчить боль, нежно проведя языком. Нет, Кира, обломись. Лайт не в силах причинить любимому даже миниатюрную боль, и прежде чем он убьет его, то лишь с суицидным кинжалом в сердце. Внезапно в мою опьяненную любовью голову приходит гениальная мысль! Аж сверкнуло! На прикроватной тумбе – большой букет роз. Обрываю с них лепестки и раскидываю по нашему ложу. Теперь их аромат еще сильней, а шкала романтичности заметно подскочила вверх. Меня прет. Я принимаюсь сочинять миниатюрные дифирамбы, которые и декламирую тебе тут же в ушко.
***
Я немного испугался, когда ты резко отпрянул и встал. Но ты, оказывается, такой романтик...лепестки роз всюду, и не жалко тебе цветы? Беру один алый лепесток и провожу им по твоему лицу. Ну скажи, нежнее моих губ или нет? Смеюсь твоим выдуманным стишкам, а твоя шея так близка...улавливаю аромат твоей туалетной воды, она как магнитом тянет мой нос. Через мгновение вдыхаю твой аромат, синхронно целуя твою гибкую шею. Я не лучше вампира, хочу съесть тебя, ммм...ты такой вкусный,ням-ням.
***
Нет, милый, ничто в мире не сравнится с нежностью твоих губ, даже этот прекрасный цветок, честно. Аккуратно цапаю его зубками. Во рту приятный цветочно-розовый привкус…даю попробовать и тебе, впиваясь в твои губы поцелуем. И почему мне так нравится это… то, что я года два назад презрительно называл «обменом бациллами»? Ну и пусть бациллы. Зато твои, родной мой… И чем это ты так надушился за ушком, что у меня аж голова пошла кругом? Опять духи с феромонами в метро купил? Лучше бы мне розу купил, бу… Но это меня заводит до дрожи сам-знаешь-где…да ты специально дразнишь меня, и неизвестно, кто кого хочет больше.
***
Крепко обхватываю тебя за шею руками,а ногами за торс и обнимаю-обнимаю до треска костей. Я похож на обезьянку,которая вешается на мамочку, и меня это ужасно веселит. Еще у тебя такое смешное и забавное лицо, когда дуешься: я резко отошел от романтики на ребячество. Что я поделаю?) Ребенок дес.
***
О да, сущее дитя-ногтегрызик. И ладно бы свои ногти грыз, но в данный момент почему-то взял в рот мои пальцы..
- Эй, ты часом руки не перепутал? – говорю, не в силах сдержать улыбку. Мы оба смеемся. А уже начинает смеркаться, белая кровать зловеща в синеватой тьме; а темноты я боюсь…дергаю за шелковый шнур включения алого свечеподобного светильника. Ах..это предел моих мечтаний, верх романтизма. Ласково-ласково окидываю тебя глазами…а в твоих так боязливо бьются алые отблески, а рука слегка взволнованно дрожит… я успокаивающе глажу ее. Что ж, дорогой, я не виноват, что ты читаешь мои мысли быстрее, чем я дам о них знать!
***
Красный свет навевает тревогу, я ведь знаю, что именно он предвещает. Ты застыл надо мной, как парящий сокол, который выискал жертву высоко в небе и готовится камнем упасть на беззащитное существо. У меня хотя бы есть преимущество - ты передо мной,и я могу ответно действовать...чего же ты ждешь? В сердце зарождается печаль...почему всё склоняется именно к этому. Я люблю тебя, но не готов к такому. Опускаю взгляд.
***
Ты не хочешь…твое нежелание передается и мне. Это не просто нежелание. Это страх и внутренняя боль за нас. Боишься, что наша любовь пойдет по пути порока после первого же соития? .. И я разделяю твой страх. Может, и правда не стоит. Немного расстроенный, я накидываю рубашку, не застегивая, беру тебя за руку, помогаю тебе одеться… Снова я собрался на балкон, о да. А там прохладный вечерний ветер. Мы выходим на большую веранду, всю в цветах, с крохотным диванчиком в дебрях зеленей. О да… родители выиграли этот сказочный «замок» в лотерее, но мне до сих пор не верится в его реальность. Зажигаю одну-единственную старинную лампу с рыжеватым абажуром. В кустах и цветах – мириады светящихся огоньков, похожих то ли на светлячков, то ли на гирлянды. И запах стоит такой… а идеальный стеклянный корпус веранды не мешает чистомы обзору моря далеко вдали, а внизу – все тот же урбанистический унылый пейзаж. Солнце уже переросло в узенькую полоску, растеклось алой краской по линии горизонта. Пора. Велю тебе сесть на диванчик и закрыть глаза. Моментом выхватываю из сейфа за картиной нечто, обернутое в синюю ткань.
- Можешь открывать, - улыбаюсь я и протягиваю тебе это нечто – мою тетрадь со всем, что посвятил тебе за все время моей к тебе любви.
***
С любопытством разглядываю обложку и бросаю на тебя вопросительный взгляд. Ты киваешь. Открываю эту таинственную тетрадь. Красиво оформленные листы, от них пахнет пряно и волнующе. Твой почерк,немного размашистый-наверняка ты строки писал в порыве вдохновения скорей-скорей, покуда оно тебя не оставило с пустым листом. Поглощаю каждое слово, вживаюсь в содержание, где ты в мечтах ласкаешь меня и изливаешь все свои сокровенные чувства...Лайто, ты просто гений поэзии, нет,бог! Как так можно точно подбирать слова, нанизывать на строки и создавать неповторимое переплетение?
Восхищенно смотрю на тебя, улыбаюсь. Никто никогда не посвящал мне стихов,только ты, романтичная поэтичная душа.
***
Да, я такой. На моем лице смущение смешалось с легкой ноткой гордости за себя. Я всегда боялся освистания, тапок и помидоров, тем более от тебя. Когда я дарил тебе свой первый стих… я боялся, что ты надсмеешься. Но ты принял его так, как не принимал никто ни одно мое творение. Это еще больше обусловило мою приязнь к тебе – так мать благосклонно относится к прохожему, дружелюбно ведущему себя с ее ребенком. Сажусь рядом с тобой… затаив дыхание, слежу, как ты перелистываешь страницы. От них пахнет моими духами и бессонными ночами вдохновления. Вдруг… Ксо!!! Я должен был вырвать эту страницу!!!ААА!!!!Слава богу, ты ее мельком пролистнул…ну, я потом выдеру тайком. Стоп, ты опять перелистнул обратно, а я со стыда готов сгореть. Картина, нарисованная кровью…моей кровью. Я в образе ангела с оборванными крыльями. И стихи о том, как ты меня не любишь. Это стародавнее, мой ошалелый бред… но зачем тебе вспоминать, что я сомневался в тебе?
- Это было давно и неправда, - шепчу я тебе, обнимая, легко закрываю тетрадь, как закрывают веки умершему, и аккуратно кладу ее на тумбу до поры. Мы несколько минут сидим так, в слиянии друг с другом, ощущая совершенное единство. А в прозрачный купол нами любуются звезды.
***
Кладу голову на твое плечо, беру твою ладонь в свои и, поднося к губам,одариваю поцелуем...да, я вижу, должно быть это шрам от прошлых страданий. Чуть поворачиваю голову, устремляя взгляд на твои глаза и успокаивающее говорю:
-Теперь всё хорошо...я люблю тебя,Райто-кун, - и больше слов не нахожу. Боже,как это всё неописуемо приятно, душевно и завораживающе! Ты мягко улыбаешься и треплешь мою лохматую голову, от чего я готов счастливо визжать как твои многочисленные фанатки и совершить множество глупых поступков. На небе уже зажглись звезды. В последнее время я не находил времени любоваться ими, а сейчас и подавно, ведь моя самая главная звезда тут, справа от меня. Обнимаю тебя и утыкаюсь лицом в грудь.
***
Твои руки – это..словно цепи, сдерживающие меня от неудержных поступков, таких, как лишение тебя преждевременно… Цепи, которых я сам желал. Так преступник считает тюрьму храмом, надеясь, что та исправит его. И пока ты держишь меня вот так, сильно-сильно, я чувствую себя защищенным – как снаружи, так и извне, это защита от моих собственных мыслей. И мой зверь не вырвется из этих цепей. Все во мне, и я во всем… такая умиротворенность… А ведь год назад ты не мог и подумать, что мы будем сидеть тут обнявшись; ты видел во мне только врага. Только Киру. Да и я не видел в тебе человека. Но любовь открыла нам глаза. Ночь накатывает на город тьму, а сон – на наши веки… Снова легко подхватываю тебя на руки, мне это так нравится… и отношу на кровать, на свою, выключая светильники по пути. Мы оба забираемся под одеяло и крепко прижимаемся друг к другу, шепча какую-то любовную бессмыслицу. Такая прелесть. Вдруг что-то колет меня в бок. Ах ты, сунул себе в рубашку посвященную тебе тетрадь! А теперь ты сунул ее под подушку и нюхаешь. Меня нюхай, я живая роза, а не мертвая бумажная! Ах, какой ты милый…
***
Зарываюсь носом в твою грудь, при этом довольно мурча. Я словно в раю, земном раю,а ты мой ангел-хранитель, ведь так? Держу тебя за руку, мне так важен физический контакт с тобой, не хочу от тебя отдаляться. Ты наполнил мою жизнь любовью, а этот день-незабываемыми моментами. И я хочу, чтобы этот день запомнился тебе. Еще раз невинно целую тебя, кротко, совсем по-детски.
***
Немного истерично смеюсь, ты слегка вздрагиваешь от моей неожиданности. На моих глазах почему-то слезы. Мне так чертовски хорошо, от осознания того, что я хотел сделать и не сделал. Что удержался на лезвии бритвы, что еще веду свой романтичный танец. Я укротил своего зверя. Знаю, он однажды, одержав победу, повалит меня на землю своей когтистой лапой – но это будет не сегодня.
– Все хорошо, - говорю я тебе, непонятного кого стараясь успокоить. – Давай ..так будет…всегда? Так, как сегодня? … - Ты молчаливо соглашаешься, твои мудрые и детские глаза доверчиво встречают мой взгляд. Но и ты, и я уже достаточно умудрены жизнью,и причисляют эту клятву к роду таких, что отдаются маленькими детьми на лесной прогулке – «Давай будем дружить вечно? – Давай, обязательно! И чтоб никогда не расставаться..» А потом одна бросает подругу ради парня, а другая умирает под колесами машины. Как печальна жизнь. Но нам-то до этого нет дела, у нас-то с тобой все хорошо…
***
Глаза слипаются, меня одолевает сон, докучная человеческая потребность. Не хочу спать, хочу тебя чувствовать и любоваться твоим любимым лицом. Сладко зеваю, ты замечаешь это и говоришь:
- Хорошим детям пора спать.
Я из-под дымки видений бурчу что-то типа 'кто еще ребенок...я старше на 7 лет',а мои веки плотно смыкаются. Ты нежнее обнял меня, я предпочту такое роскошное одеяло пуховому.

***
Эпилог.

Я проснулся и еще сильнее обнял то, что обнимал…с удивлением обнаружив, что сдавливаю это нечто до безумия… эээ? Я сдавил тебя во сне как тюбик? ААА! Распахиваю глаза и обнаруживаю, что в руках моих заботливо свернутое одеяло… В глазах предательски щиплет. Но надо вставать,идти в ванную комнату… А там на столике – записка… «На кухне – сюрприз. L”. Что же ты задумал, а, хитрец?
Иду по указанию. Пустота. Разыграл…! Открываю холодильник – надо ж заесть горе! – а там – ну, угадайте, кто! Вот же, еще простудишься!!! Нет, я в тебе не ошибся, ты выдернул холодильник из розетки. Ты уже и кофе сделал, оказывается, и тосты…а я не заметил в порыве омга. Целую тебя самым упоеннейшим образом и мы начинаем новый день. Вместе.

@музыка: Что-то из Three Days Grace

@настроение: голубоооооое

@темы: арты, аська, дызнот, яойный фанфик